1 апреля 2011 г.

В поисках Родной Земли

Посёлок Орджоникидзе открылся моему знанию легко и дружелюбно. Дом, в котором поселилась наша семья, располагался в тени виноградника на холме, окружённом со всех сторон горами.

Волшебный воздух, насыщенный благотворными парами, был пропитан запахом хвои, акаций, других деревьев, цветов, трав, морских солей. Их удивительное сочетание хотелось вдыхать, втягивать в себя в полную силу, наполняя грудь.

На лице посёлка ярко отображена любовь его жителей: ухоженные улочки, клумбы, дворы, домики. Повсюду виден поддерживаемый порядок. И он является не просто следствием желания привлечь внимание туристов, которые оставляют здесь свои деньги. Есть более глубокая волнующая причина, о которой я вам поведаю в следующих частях своего рассказа.

Люди неторопливые, несуетные, доброжелательные. После мельтешения большого города непривычно наблюдать такую размеренность, особенно в курортной местности. И это именно то, чего мы так хотели всей семьёй.

Не буду перечислять, сколькими «совпадениями» была насыщенна наша внезапная поездка. Не удержусь лишь от упоминания о чудесном Человеке – Галине Ивановне, хозяйке дачи, которую она предоставила в наше распоряжение за невысокую плату (ровно столько, сколько у нас имелось). В доме была большая кухня и комната, две закрытых веранды (достаточно просторные и уютные комнаты).  Замечательный творческий уголок для писателя, в тени деревьев и с видом на гору.

Огород за домом был опрятно огорожен камнями и разделён на участки. Добрую половину грядок занимали кусты клубники. Таких сладких живых ягод мы давно не ели – последний урожай почти полностью достался нам, причём с доставкой к столу.

В сравнении с парниковой клубникой, которую нам довелось попробовать в этом году, плоды. С любовью выращенные Галиной Ивановной были восприняты как совершенные божественные творения.

Галина Ивановна, моложавая женщина 70-ти лет, как оказалось была в прошлом учительницей музыки. Мы разговорились и узнали, что к ней в дом каждый год притягиваются творческие люди. Как она сказала: - «Я верю что мне «приписывают» особых интересных личностей».

В первый же день – в день нашего прибытия, - море нагрелось до 22 градусов. Это была самая тёплая вода за всё истёкшее время 2010 года. Песчаный пляж был полупустым и детишки в волю резвились на берегу. Для них это было удивительное открытие.

Я ловил себя на мысли о том, как велики водные просторы, и как мал мой сынишка по сравнению с ними. Словно точка в безкрайности. Но как велик его разум, скачками восходящий к новым уровням с каждым восходом солнца.

Утром следующего дня, пока все спали, я принял освежающий холодный душ (на улице), и отправился к вершине горы юго-восточного побережья. С него открылись великолепные виды: череда мысов, уходящих вдаль и образующих огромную косу; поселковых дорог, домов, гор, опоясывающих поселение, и берег облагороженного каменного пляжа, к которому спускалась длинная угловатая лестница.

По гребню я спустился прямо к лестнице. У её основания обнаружилась выложенная из одиночных камней дорожка, ведущая прямо к воде.

Я вошёл в море. И сразу же почувствовал, что море расположено к общению. Воды возсоздали для меня ощущения прошлых времён. На две минуты я погрузился в их глубину. И получил взволновавшую меня тогда информацию. Здесь есть, точнее, происходили удивительнейшие события!

Но вначале я решил не доставить расспросами стихию, чтоб оставить сливки на потом. Всё –таки первый день :) знакомства.

Море сказало, что эти земли некогда заселяли древние люди. Они были «очень гибкими» и «изящными». Это самые близкие слова, соответствующие образу пришедших ко мне ощущений.

13.06.2010

«Я никогда не жил так близко от чуда!»

В воскресный вечер, лишь подул ласково остужающий ветерок, который сдул жару и вдохновил листья и траву на весёлый танец, вернулись жена с сыном с песочного пляжа. Я сразу же собрался, вышел из дома и направился вниз по склону.

Я всё ещё находился в раздумьях: куда направиться? По песку ходить не хотелось. На каменный пляж идти было дальше, но самое главное почему-то не хотелось. Чувствовалось, что не получу желаемого удовольствия от купания в тех местах.

И я решил пойти в новом направлении – прямо с Запада над домом возвышалась гора и меня всё время тянуло увидеть что скрывается за ней. Там было море, но я знал это по чужим словам, а не по собственным наблюдениям. Какое море, что за берега и виды, - это никто не передаст словами, даже подробно описав местность.

Я свернул на одну из дорог, и, с другой стороны, чуть поодаль от дома, пошёл в гору. Надо мною вилась тропинка, постепенно сворачивающая к югу. Каждые несколько шагов я оборачивался, потому что они позволяли увидеть всё более обширные просторы. С трудом верилось, что мой дом разполагается в нескольких минутах от вершины этого маленького Мiра!

Небольшой участок тропинки проходил прямо над обрывом. С этого места открылась целая панорама – как на ладони лежал подо мной посёлок. Виднелся противоположный берег моря со всеми его пляжами, а также купающимися, загорающими, яхтами, дорогими домами, кафе. Показались во всей красоте горы, окаймляющие южный берег, удивительные камни, украшающие их вершины и дороги, ведущие ко всему этому великолепию.

Непривычные городскому Человеку дали и просторы, обворожили меня своей красотой. Ощущение, пространства, простирающегося вдаль, воли, свободного ветра, щедро разносящего запахи степных трав, закрепилось внутри и стало частью меня. Но самое главное ожидало впереди, и я даже не подозревал об этом.

Пройдя чуть выше по тропинке к гребню горы, я обернулся в противоположную сторону и внезапно остановился. Предо мною открылось чудеснейшее творение Природы, настолько близкое моему Сердцу, что оно словно перешло на новое биение.

Там, на вершине горы, есть такое место, на котором один шаг служит границей между Мiрами. Через глубинную память вспомнился Урал с его дивным перевалом, разделяющего Мiр Тени, небо которого затянуто тучами, и Мiр Света, который эти тучи не пропускает. «Но это всего лишь сравнение», – подумал я. «Возможно, там у меня было такое же сильное Чувство, от открытия Нового, неизведанного. Но Здесь, Сейчас то что я вижу – неповторимо!». Эти Мысли пронеслись на краю Сознания. Не мешая обозревать необъятный простор.

Вниз спускался склон. Справа и внизу он прерывался волшебной красоты холмами, а слева – откосыми обрывами. «Это моя Мечта!», - сказал себя я.

Я спустился по осыпи, размытой струями воды, к тропинке, даже не думая о том, что 10 минут назад собирался пойти в другую сторону! По пути мне встретилось несколько одиноких деревьев и останки каменных стен. Про себя я отметил, что нужно уточнить у кого-нибудь из местных жителей об их произхождении. У двух деревьев, стоящих на разстоянии около 5-ти метров друг от друга и образующих тенистый навес, я почувствовал замечательное творческое Пространство. Небольшая ровная разчищенная площадка размером с комнату отделяла его от покрытого травами участка склона. Со стороны моря она была отгорожена большими камнями, которые в метре от земли образовывали некое подобие стола. Хотелось сесть перед валунами с записной книжкой и создавать приключенческий разсказ. Гребни трёх гор, что виднелись по правую руку, вдохновляли описать путешествие полное опасных приключений.

Вернувшись от двух деревьев на тропинку, я прошёл чуть дальше. Перекрывавший обзор левой части моря склон горы остался позади. Слева, далеко выходя в морские владения, виднелось величественное сооружение Природы – длинная холмисто-горная коса, которая разительно отличалась по ощущениям и цветам от местности, в которой я находился. Рисунок, к сожалению я набросать не успел, а так хотелось его здесь поместить!

Чтобы почувствовать тот непередаваемый через строки посыл нужно общаться с нею вживую, с такого разстояния, как увидел её я. Эта горная коса произвела на меня неизгладимое впечатление. Смотря на её вытянувшееся, словно отдыхающее на воде, тело, я почувствовал себя огромной горой, стоящей в море и несущей на себе тысячи живых разумных Существ.

Затем я спустил ещё чуть ниже, наблюдая за группой отдыхающих, которые тропинками (их целая сеть, изпещряющая местность) покидали гостеприимный морской берег. Я свернул в сторону от проходимого места – меня потянуло влево. И об этом я не пожалел.

Наконец-то из-за холма моему взору открылся берег. Камни мелкие и большие составляли его тело.  Внутренне я ликовал. Всё то, что я наблюдал здесь, было моей Мечтой. Мне нравилось всё, включая, если можно так выразиться, тип очертаний берега. Я пошёл вдоль берега по отесанным волной камешкам, наполняясь чувством восторга.

Обогнув следующий прибрежный изгиб, я оказался скрытым от всех глаз. И появилось очень знакомое волнующее Чувство. Оно нарастало и нарастало, а я в восхищении впитывал шепот спокойного моря, принимал поглаживание ветерка, любовался видами камней, охраняющих границы земли и моря.

Я шёл и шёл и остановился только тогда, когда Чувство близости контакта с водной Стихией стало нестерпимым. Всё моё Тело превратилось в высокочастотный приёмник. До этого пришлось идти по воде, обходя отвесные берега, возвышающиеся на много саженей надо мной я словно обрёл крылья, и, к тому же, утратил и без того небольшой вес. Поэтому было легко прыгать с камня камень. Некоторые из них поднимались над водой, другие были погружены в неё.

И вот я стою на маленьком покатом берегу, усыпанном мелкой галькой. Места на нём хватило бы для 3-х палаток. Я снова вошёл в воду и, ощущая огромное Счастье, поблагодарил Матушку Землю. В ответ на свои Слова и Мысли я услышал следующее:

― «Здесь входили и выходили из воды люди, что со временем переместились в пучины морские. Эти камни, что повсюду разбросаны, давно погребли следы их пребывания»

Те люди общались с водою, так как были терпеливыми,  крепкими сознанием и уравновешенными созданиями. Их можно сравнить с безмятежными облаками, а можно с с гладью морской.

В безмятежности, глубине их глаз – немолимая красота и совершенство»

Не зря в прошлый раз во время общения с морем на каменном пляже я получил схожее описание людей прошлого, что позднее ушли под воду к дельфинам. Главная сторона того Образа: «гибкие» и «изящные».

Я воспылал нежностью к тем морям, что покинули землю ради глубоких свободных пучин и ражи спокойствия, ради удивительной жизни в глубинах моря. Но было это очень-очень давно.

«Берега с тех пор осыпались и продолжают осыпаться, строения разворошили камни и они провалились. Надписи стёр песок и загладила вода. Но берег помнит их всегда».

14.06.2010

Открытием для меня явилась западная часть южного берега. Рыбки, крабы, медузы – всё в изобилии, в радости, в блестящей чистоте вод.

Наши контакты
[email protected]

Наше рабочее время

Понедельник-пятница:
09:00 — 17:00

Мы всегда рады ответить на любые вопросы